И забросил братан сетку...

И забросил братан сетку...

6 сентября 2011 № 101 (11223)

Старожилы вспоминают, как они добычливо в прежние годы рыбачили, каких щук, окуней, судаков да лещей таскали на спиннинг и удочку. И жалуются, что в последнее время и рыбы меньше стало, и мельче она, хороший экземпляр - большая редкость, и вообще с этим делом творится что-то непонятное. И почему, мол, такое?


Не берусь анализировать ситуацию, просто расскажу одну историю.

Ранним августовским утром два крепких мужичка, братья Ярёменко, Иван да Илья Леонидовичи, выплыли на зелёненькой резиновой надувной лодке на просторы Вуоксы. Они уверенно держали курс за остров Чудный, на широкий плёс с одной им известной целью.

На вёслах трудился младший из братанов - Иван. Он ритмично и сильно делал гребки, приближая лодку к заветному месту. Старший, Илья, в это время перебирал рыболовные сетки-китайки из тонкой лески, выбирал из ячеек засохшие водоросли и стебли тростника, что остались с прошлой рыбалки.

Вот приплыли на плёс, присмотрелись к окружающему ландшафту. Илья указал:

- Бери правее, там поставим.

А дальше пошло уже привычное, отработанное. Осторожно оглядываясь, нет ли посторонних глаз, братаны споро одну за другой растянули пять сетей. Распускал их старший брат, а младший грёб, стараясь выдерживать направление, подсказываемое братаном.

Но вот дело сделано. Мужички ещё раз оглядели горизонт, не увидели ничего подозрительного и облегчённо вздохнули. Нормалёк! Теперь можно до дома, до хаты.

Они поменялись местами, теперь грёб Илья, а немного припотевший от предыдущего вёсельного перехода Иван вольно раскинулся на корме. Домой добрались без приключений.

Второй акт этого действа происходил уже в сумерках. Мы видим опять ту же резиновую лодку и тот же экипаж, направляющийся к месту постановки сетей. Достигнув своего места, дружные братаны принялись снимать сети. Занимался этим более опытный старший брат, который выбирал из воды сетки-китайки. При этом оба радостно комментировали, увидев очередную запутавшуюся в тонкой леске снастей рыбу:

- О, хороша щучка!

- Смотри - лещи, да один за другим! Один, два... шесть штук. Ну-ка, давайте сюда, голубчики.

- А вот и окуни! Видно, как стайкой шли, так к нам и угодили. Годятся!

Улов, в силу специфических обстоятельств рыбной ловли, братаны из сетей не выбирали, потому что надо было всё делать по-тихому и быстро. Прямо с окунями, лещами да щуками сетки укладывали на дно резиновой лодки. Вот выедут, тогда в укромном месте и выпотрошат улов. А он был весьма неплохим, это чувствовалось по отяжелевшей и присевшей в воде лодке.

Вот уложена последняя сетка с бьющимися в ней рыбинами, можно и возвращаться. Но тут как в сказке, откуда ни возьмись, появился катер рыбоохраны. По его курсу можно было понять, что именно лодка братанов-браконьеров является его целью.

Что делать? Можно выбросить сетки с криминальным уловом, чтобы и концы в воду, но не успевали - катер уже подошёл вплотную. Правивший им представился инспектором рыбоохраны, увидел мокрые сети с травой и рыбой, задал несколько уточняющих вопросов. Представитель государственной службы убедился, что перед ним браконьеры, которые только что совершили, говоря языком протокола, незаконную добычу (вылов) водных биологических ресурсов способом массового истребления указанных водных ресурсов. Он предложил рыбакам проследовать с ним для составления протокола.

Надо отметить, что братья Ярёменко никаких препятствий инспектору по исполнению им своих обязанностей не чинили. Они безропотно привязали свою лодку к корме катера рыбоохраны, пересели в его судно и были доставлены к причалу лодочной станции. Там в присутствии понятых были составлены соответствующие документы, изъяты сети, лодка, пойманная рыба. Братья-рыбаки попросили обязательно отметить, что рыбу они ловили для личного потребления.

По этим материалам было заведено уголовное дело. В нём, в частности, отмечено, что на означенном плёсе Вуоксы, расположенном в 400 метрах к северу от острова Чудный и имеющем рыбохозяйственное значение Ленинградской области, Ярёменко Иван Леонидович и Ярёменко Илья Леонидович, вступив в предварительный сговор, используя резиновую лодку, 5 рыболовных сетей, выловили 15 лещей на сумму 375 рублей, 36 окуней - 612 рублей, 4 судаков - 1000 рублей, 1 щуку - 250 рублей. Общая сумма нанесённого государству ущерба - 2237 рублей. То есть совершено преступление, предусмотренное одной из статей Уголовного кодекса Российской Федерации.

В ходе судебного разбирательства браконьеры свою вину признали полностью, поскольку знали, что на территории Ленинградской области использование сетей всех видов запрещено. В содеянном раскаялись и просили учесть, что они ловили рыбу для личного потребления. Не вдаваясь в подробности судебного приговора, скажем только, что материальное наказание надолго отобьёт у проштрафившихся братьев желание браконьерничать.

Но вернёмся к началу нашего рассказа. Теперь понятно, почему скудеют рыбные запасы? На водных просторах Приозерья черпают их запрещёнными орудиями лова многие, а попадаются и несут наказание, к сожалению, только единицы. Почему так получается? Этот вопрос к законодательной власти, которая путём многочисленных реорганизаций низвела службу охраны природных ресурсов до нынешнего состояния. Так что счёт пока не в пользу природы.

Михаил ЛИСЮК