Поиск в тяжёлых полевых условиях

Поиск в тяжёлых полевых условиях

15 июня 2011 № 66 (11188)

Субботним вечером нам довелось добираться из Приозерска до лагеря недалеко от реки Бурной, где работали ребята военно-патриотической поисковой группы «Ладога». От города


31 километр по асфальту на легковой машине пролетел быстро. Следующие 7 километров просёлочной дороги заставили нас заметно снизить скорость. Последний же 11-километровый отрезок представлял из себя какой-то ужас - колдобины, рытвины, ямы, ухабы, лужи, торчащие опасные камни. Крейсерская скорость здесь не превышала 20 километров в час. Порой удавалось съезжать с этой убитой вдрабадан дороги и пробираться по краю поля.

Но вот позади разухабистый путь, перед нами у края лесной опушки показался лагерь поисковиков с приветливым огнём костра, натянутым пологом над походным столом и сиденьями из чурок. Чуть в сторонке - палатки. Но первыми нас встретили комары, мириады их висели в воздухе, облепляли лицо, руки, лезли за шиворот. Это было какое-то нашествие кровососов.

Поисковики - Александр Удалов, Владислав Дубовцев, Инга Дубовцева, Владислав Силкович - расположились у костра, усталые после первого дня тяжелейших земляных работ. Но рады гостям, на импровизированном столе приготовлена для нас походная пища - макароны с тушёнкой. На газовой походной плитке уже приветливо шумит закипающий чайник.

Однако вначале мы пошли на место раскопок метрах в пятидесяти от полевого лагеря. По пути командир ВППГ «Ладога» Александр Удалов пояснил, что они выехали вчетвером сюда в трёхдневную экспедицию. На этом разорённом в ноябре 2009 года новгородскими копателями воинском захоронении необходимо выявить количество оставшихся останков наших бойцов. Для этого щупами протыкали грунт, чтобы определить, сколько ещё их осталось и прикинуть объём работ. Народу недостаточно, работы много. Задача - перенос в Соловьёво останков с разорённого кладбища и захоронение их в братской могиле у памятника павшим.

Владислав Дубовцев, хранитель фондов музея-крепости «Корела», рассказал:

- В прошлом году за несколько дней экспедиции здесь из большой братской могилы мы подняли останки сначала 8 бойцов, потом 1, позднее ещё 6 и 7. И там ещё есть захороненные. Сегодня подняли двух человек. Один оказался красноармейцем из технических войск, определили это по сохранившейся чёрной петлице с синим кантом, это мог быть связист или электротехник. Второй - офицер, старший лейтенант, судя по нарукавному знаку, петлиц на шинели нет, поэтому род войск определить сложно. Чаще всего в этом захоронении находим пехотинцев, в основном рядовых красноармейцев, изредка попадаются артиллеристы - 3 на данный момент, тоже рядовые - чёрные петлицы с красным кантом. Что здесь были и танкисты, можно сказать потому, что от прежних раскопок остались остатки кожаных меховых курток.

Владислав высказал предположение, что во время советско-финляндской войны 1939-1940 годов в этой местности была полоса действий нашей 49-й дивизии. И это захоронение, скорее всего, данной дивизии. Если судить по находкам прошлого года, когда были обнаружены польские монеты, то не исключено, что части дивизии участвовали в освободительном походе на Украине до советско-финляндской войны.

Кроме петлиц поисковики обнаружили какой-то документ - несколько листов бумаги с печатным текстом. Что это, пока непонятно, но буквы просматриваются. Удастся ли прочитать документ? Его ещё надо отмыть в чистой воде, бережно просушить, тогда станет ясно.

Вместе с Владиславом Дубовцевым здесь работает его жена Инга, тоже работник музея-крепости «Корела». В прошлом году она также здесь трудилась наравне с мужчинами. Не удерживаюсь от вопроса, каково женщине быть поисковиком?

Инга возразила:

- На самом деле в поисковом движении женщины - не такая большая редкость, некоторые даже командуют поисковыми отрядами. Навыки приобретаются со временем. Не всё женщинам под силу, но, например, зачистка останков, фотофиксация, работа в лагере, ну и многие другие не очень тяжёлые виды работ женщине делать приходится. Само собой, приходится работать, я ведь такой же член Гатчинского поискового отряда «Красногвардеец», его возглавляет Владислав Дубовцев. Силы мало, к сожалению, но стараемся, как можем. Сегодня много копали, извлекли двух бойцов. Нужно завершить старый раскоп, там есть останки ещё нескольких бойцов. Сегодня зачищали поверхность, подготавливали её для завтрашних работ. Такие же работы проводили в ячейке, которая располагалась недалеко от первой. Остальные работы планируем продолжить завтра.

В лагере поисковиков мы обнаружили также некоторые военные вещи, что были найдены ими неподалеку: часть катушки для телефонного провода, малая сапёрная лопатка и большая совковая, лоток для гаубичных снарядов, коробка под ленту пулемёта «максим», коробка под диски пулемёта Дегтярёва, гильза для гаубицы 122 миллиметра, остатки каски. А также скребок для чистки лошади, подковы, их здесь находят много, потому что на советско-финляндской войне лошади использовались широко, та же артиллерия была на конной тяге.

Тут же лежит покорёженный бачок от ранцевого огнемёта. Наш он или финский - сказать трудно, потому что в Красной армии такие были, а финны пользовались многими видами нашего вооружения. Нашли ребята и принесли в лагерь трансмиссионную решётку то ли с автомобиля, то ли с трактора, автомобильный диск сцепления. Такие диски стояли в те годы как на наших полуторках, так и на маленьких плавающих танках Т-37, какие здесь тоже были.

Отведав предложенных нам поисковиками макарон с тушёнкой, попив чаю, мы нацелились в обратный путь. Мы уезжали, а они, четверо поисковиков, ещё на двое суток оставались. Ночевать будут в палатках, в пятидесяти метрах от вскрытых захоронений, где стоят мешки с останками бойцов. Трудная всё-таки работа у вас, ребята, не каждый сможет пойти на такое.

Надо добавить, что к месту работ поисковики добирались на собственном автотранспорте, раскопками занимались в свободное от основной работы время. Благо начальство идёт навстречу, проявляя некоторое сочувствие и к поисковикам, и, получается, к тем, кто погиб в боях суровой зимы 1939-1940 годов и ждёт последнего пристанища в земле.

Послесловие. За три дня изнуряюще тяжёлых работ поисковики подняли останки одиннадцати бойцов и перевезли их к братской могиле в Соловьёво для дальнейшего захоронения.


Михаил ЛИСЮК