Корифеи приозерской медицины

Корифеи приозерской медицины

12 мая 2011 № 52 (11174)

(Продолжение, начало в №№ 47-50)


Воцарившаяся в отделении тишина смежила веки, усталые глаза блаженно отдыхали. Пригрезилось синее-синее море и белая яхта - как белокрылая чайка над прибрежными скалами. Скоро, совсем скоро - отпуск, и уж тогда...

- Тетя доктор, а тетя-доктор!

Татьяна Михайловна открывает глаза. Мальчонка с загипсованной правой рукой из третьей палаты дергает за рукав:

- Тетя доктор - в туалет хочу!

- Милый ты мой, почему же Шурочку не позвал, почему на кнопочку не нажал?

- Тогда разбудил бы всех, а дядя Ваня, что рядом со мной, заснул недавно. Ругался, ругался и заснул.

- Что же он ругался-то?

- Что никак не повернуться, что руки-ноги затекли, что спина лежать устала. И еще что-то, я не понял что.

Разбудила санитарочку, которая тут же подошла к больному, а сама, укладывая ребенка в кровать, подумала, что вот опять сестер не хватает, и сегодняшняя ночь проходит на два «фронта»: ты и операционная, ты и палатная сестричка - только успевай... Ну ничего, скоро уже выпуск медсестр с курсов. Хорошее пополнение придет. Толковые девчата подобрались. Улыбнулась, вспомнив, как во время практики в операционной обучала девушек одевать хирурга. Вот уж насмеялись вдоволь...

Подоткнув со все сторон одеяло, чтобы не сползало, присела на краешек кровати, погладила мальчонку по лохматой головенке и - шепотом:

- Я вовсе и не доктор, я - медсестра.

- А мамка говорит: раз в белом халате, значит, доктор...

Телефонный звонок прервал их шепот. Татьяна Михайловна взглянула на часы - пять утра. Две операции за ночь. Хирурга домой отпустили. Если что - придется вызывать?

На каталке - девчушка лет двенадцати: заплаканная, исстрадавшаяся от боли. Осмотрев ее руку, решила хирурга не беспокоить. Хоть это и врачебная процедура, но вправлять обычный вывих ей не впервой.

Всего месяц назад на курсах от военкомата пришлось обучать медсестер запаса: в полевых условиях действовать с эфирным наркозом. Тогда же 12 человек из всех городов области учились операционному делу: как стол накрыть, биксы раскрывать, шовный материал и инструменты раскладывать. Много еще чего пришлось им втолковывать. Но ничего, народ оказался понятливый, на испытаниях не подвели...

Вот и она с девчушкой справилась. Вместе с Шурочкой определили ее в палату. Постояла еще немножко возле нее, послушала дыхание - засыпает... Надо позвонить в приемный покой - родители там поди извелись.

Не успела дойти до ординаторской, новый звонок: ночные велосипедисты. Ушибы, ссадины, царапины... Переломов нет. Дежурный терапевт в трубке басит:

- Хирурга вызывать?

Переглянулись с Шурочкой. Та только рукой махнула: справимся, мол, и не такое бывало...

Сдавала смену сразу и постовой сестре, и операционной.

- Как ты умудрилась одна справиться? - удивились они.

- Почему одна? С Шурочкой...

Вот такая она, Татьяна Михайловна Агарева!


Э. Щеглова,

г. Приозерск


(Продолжение следует)